????????? ? ?????????  

 

 

 


 

Алюминиевая птица

 "Во многой мудрости много печали; и кто умножает познания, умножает скорбь."
 Царь Соломон

 Аэродромный автобус выгрузил толпу пассажиров у когтей огромной металлической птицы, готовой в любую секунду сорваться с места и с грохотом улететь в сторону Адлера. Одни в предвкушении авиа-приключений улыбались и шутили, другие, напротив, в пику первым, принимали напыщенный вид бывалых летчиков, давно уставших от неба. Стюардесса, собирая у трапа посадочные талоны, здоровалась одной половиной лица, вторую половину, видимо, берегла на обратную дорогу.
 Вдруг один мужик отодрал от себя двухлетнюю девочку, навесил ее на жену, быстро покопавшись в сумке достал маленькую видеокамеру и отбежал от всех подальше, под необъятный живот большой алюминиевой птицы.
 Вначале никем не замеченный, он снизу вверх суетливо целился камерой в хвост и двигатель и что-то там разглядывал. С каждой секундой беспокойный пассажир все расширял территорию своего интереса к гудящему монстру, даже попытался подпрыгнуть и повиснуть на крыле. При этом странный пассажир начал все громче и громче возмущаться:
 - Твою же мать!.. Ну, как на нем лететь?!.. Нет, я не полечу, ну его на хрен!.. Да мы же не долетим, разобьемся в фарш!
 Публика стихла и напряглась. Наконец, его заметила стюардесса:
 - Мужчина! Отойдите от самолета, идите сюда. Там запрещено находиться, и прекратите съемку.
 Мужик все еще чертыхался, но послушался, подошел к жене с дочкой и ответил стюардессе:
 - А я не снимал. А просто рассматривал в камеру.
 - Все равно нельзя.
 Мужик решительно отнял дочку у жены и начал что-то объяснять, отчаянно жестикулируя. Сквозь самолетный гул были слышны только отрывочные фразы:
 - Ты как хочешь, а я не полечу, и не проси. Лети сама, а мы с Маруськой - на поезде. Так спокойнее. Я тебя умоляю - не нужно. Как мы одни без тебя останемся, ты подумала? Тебя похоронят за государственный счет...
 - Ну, почему ты у меня такой дурак? Ну, может ничего и не случится, нормально долетим, а? Я не могу опоздать. Летают же люди, ну...
 - Нет, мы рисковать не будем, а тебе - счастливого пути! Встречай нас послезавтра, если доживешь...
 Женщина заплакала, а мужик с девочкой на руках сплюнул и не оглядываясь пошел в сторону здания аэровокзала.
 Пассажиры загрустили и молча полезли в холодное брюхо железной птицы. Уселись на свои места, пристегнулись ремешками, чтобы не упасть с десяти километров, и с тревогой принялись ожидать своей миграции в теплые края. Из-за мужика-аэрофоба игривое настроение у всех было безнадежно испорчено. Женщина, летящая без мужа и дочки, грустно косилась на пустые кресла рядом с собой и чуть не плакала.
 Птица побежала, взлетела и подобрала когти вдоль животика.
 Мимо грустной, одинокой женщины по одному ходили члены экипажа и как бы невзначай присматривались к ней. А в общем все шло как обычно - за бортом -50, туалеты находятся там и там, а если грохнемся в море, то не переживайте, вот тут у всех имеется свисток, прохладительные напитки и т.д.
 Наступило время обеда. На столик грустной женщины стюардесса поставила что-то хлипкое, маленькое и обжигающе-горячее и дружелюбно заговорила:
 - Чай? Кофе? Ну, что он у Вас такой дикий? Весь отпуск испортил. Он еще ни разу не летал или просто боится?
 Женщина зло посмотрела на стюардессу и ответила:
 - Странно, что Вы не боитесь летать на таком хламе! Вот Вы улыбаетесь, а наверняка не в курсе, что этот самолет ровесник Ваших родителей. Он еще Хрущева на пенсии, наверное, катал. А главное, его сто лет не ремонтировали и готовили к полету в усмерть пьяные механики, а точнее - совсем не готовили. Мой муж не дикий, как Вы выразились, а начальник цеха на авиаремонтном заводе, так что понимает, что к чему. И если мы на этом гробу благополучно долетим, то это будет заслуга не этого металлолома и Ваших бравых летчиков, а исключительно тяжелая работа Господа Бога.
 Стюардесса загрустила, вышла из образа, и до самого конца полета больше никому не улыбалась.
 А уставшая, седая, алюминиевая птица долетела до теплых краев и в этот раз...

Десятая крыса

 Можно ли кота научить считать? Наверное. Если кот этого захочет...
 Для корабельного медика ст. лейтенанта Пономаренко этот поход выдался, что тебе круиз по морю. Ни больных, ни травмированных, ни раненных. И крыс на сторожевике как-то не стало. Только от безделья может возникнуть идея научить кота считать. Хотя бы до десяти. И вот уже два месяца он бился с корабельным котом Фролом, пытаясь вдолбить в его умную голову азы математики. Он раскладывал на гладко застеленной койке пузырьки с пенициллином, рядами от одного до десяти, и называл цифру. Фрол внимательно наблюдал за его действиями, но активности в познании точных наук не проявлял. Впрочем, он иногда, при назывании цифры "десять", подходил к ряду с десятью флаконами. Но в этом ряду, из-за нехватки пузырьков с пенициллином, был флакон с валерьянкой. Стоило его поместить в другой ряд, и он подходил к нему. Хоть десять, хоть пять... В конце-концов он зевал, и, спрыгнув с койки на свою подстилку, сворачивался калачиком, делая вид, что спит. На уговоры Пономаренко продолжить занятия, кот отвечал нервным подергиванием кончика хвоста, остальное тело оставалось неподвижным. Фрол, как бы, уходил в астрал. Ст. лейтенант, вздохнув и потихоньку выматерившись, убирал пузырьки в коробку. Кот наблюдал за ним, приоткрыв один глаз.
 Со временем Пономаренко перегорел этим увлечением, и занятия математикой сошли на нет. Куклачева из него не получилось, кошачьего учителя математики тоже. Да и корабль уже был на подходе к родной базе. Заканчивался очередной длительный поход сторожевого корабля N.
 Одним из первых, сбежавших по сброшенной сходне, был Фрол. Покачнувшись на твердой поверхности причала, он, широко расставляя лапы, слегка прихрамывая, направился в сторону жилого массива. Быстрее, еще быстрее - на встречу со своей белокурой красавицей кошкой.
 Но встретиться им было не суждено. Просидев под окнами битых два часа, Фрол с грустью посмотрел на окна ее квартиры. Не шевелились занавески, тоскливо стояли на подоконнике чуть завядшие цветы. Скорее всего, хозяева уехали, забрав кошку с собой.
 Он медленно побрел на свой корабль, когда вдруг внезапно увидел ее. Черная, как пантера, с красным ошейником, словно колье на шее, стройная и гибкая. Мозг плавно перетек в область задних лап, хвост поднялся трубой, и Фрол, мурлыча, почти на прямых лапах подошел к ней. Кошка, кокетливо наклонив голову, многообещающе смотрела на кота чуть раскосыми глазами.
 Почти сутки Фрол добивался благосклонности от красотки и добился. Она сдалась... И в душе Фрола наступила пустота. Он возвращался на сторожевик, размышляя о превратностях кошачьей морской судьбы, и не обращая внимания на редких моряков, спешащих на свои корабли.
 Вдруг темнота, в виде черной шинели, накрыла кота. Потом его подняли, и лишь топот матросских прогар по гулкому причалу, по сходне, по палубе какого-то корабля...
 Капитан-лейтенант Никонов, суровый офицер, в вечных заботах о пропитании и снабжении экипажа спасательного судна, волею судеб был Сашкиным начальником. Была у него одна слабость, он очень любил компот из сухофруктов. А еще больше сами сухофрукты из компота. Груши и яблоки, чернослив, курага и изюм были его излюбленным лакомством. Кок Сашка специально для командира отливал в трехлитровый лагунок компот, половину которого составляли вареные фрукты, и относил в холодильную камеру.
 Сашка был хорошим коком, но раздолбаем и лентяем. А еще он очень хотел в отпуск. Отпуск ему не светил, а Никонов, чтобы от него отвязаться, поставил условие. Поймает десять крыс, которые в невероятном количестве шлялись по кораблю, - получит свой отпуск. Но крысы ловились плохо, а в отпуск хотелось сильно. Но даже это желание не могло перебороть Сашкину природную лень. Он долго искал кота, найдя, приносил на корабль, но они сбегали до того, как поймают хоть одну крысу. И вот, совсем случайно, он встретился с Фролом. Как говорили, лучшим корабельным крысоловом.
 Отдраив переборку и зайдя в кладовую, Сашка развернул шинель. Перекрутившись вдоль своей оси, из нее вывалился Фрол, мягко коснувшись палубы всеми четырьмя лапами. Тело кота сжалось, готовое к прыжку в растерянное лицо противника. В глазах Сашки отразилось беспокойство. Он, как бы защищаясь, приподнял свою шинель до уровня подбородка. Кот сидел, не шевелясь, глядя ему в глаза.
 - Всего десять крыс, - негромко, почти умоляюще, сказал Сашка, - Десять крыс.
 И метнувшись за водонепроницаемую переборку, задраил ее, оставив Фрола в одиночестве.
 Утром, сварив компот, Сашка, наполнил лагунок сухофруктами, понес его в холодильную камеру. Осторожно отдраив переборку в кладовую и переступив комингс, он увидел пару крыс, неподвижно лежавших на палубе. Поставив лагунок у дверей холодильника, он огляделся. Фрола нигде не наблюдалось. Сашка прошелся по кладовой, заглядывая за мешки и коробки. Что-то звякнуло возле двери холодильника. Он оглянулся и увидел метнувшееся за холодильную камеру рыжее тело кота. "Ловит, он все-таки ловит! Недаром говорили, что Фрол чрезвычайно умный кот", - подумал Сашка и, мечтательно прикрыв глаза, мысленно отбыл в намечавшийся отпуск. Помечтав немного, он поставил лагунок с компотом в холодильник, поправив сдвинутую крышку. Бросил крыс в металлическую банку из-под сухарей и отправился к себе на камбуз. Скоро подъем, завтрак...
 В течение дня Сашка не раз заглядывал в кладовую. В одно из посещений он обнаружил еще двух крыс, умерщвленных Фролом. Они немедленно отправились в банку. Уже четыре! У Сашки поднималось настроение. Почти половина отпуска всего за полдня! Фрол не показывался.
 А день выдался как никогда жаркий. После ужина, выполняя просьбу Никонова, Сашка направился в кладовую за компотом. Что может быть лучше ледяного напитка в жару? А фрукты... Как фруктовое мороженое.
 Сашка отдраил переборку и замер. Прямо перед ним лежала горка мертвых крыс. Даже не прикрыв переборку, он присел перед горкой, не веря своим глазам. Неслышно за его спиной в оставленную щель прошмыгнул Фрол. Но Сашка, занятый крысами, этого не заметил. Он принес заветную банку и, аккуратно беря серых тварей за хвосты, отправлял их туда. Девять штук! Он крутил головой, надеясь увидеть еще одну крысу. Чуда не произошло.
 Сашка глубоко вздохнул и, взяв из холодильника лагунок с ледяным компотом из сухофруктов, направился в каюту Никонова. Зайдя в каюту и поставив лагунок на столик, Сашка нерешительно начал:
 - Товарищ капитан-лейтенант! Я девять крыс поймал. Как насчет отпуска?
 Никонов достал из шкапчика ложку:
 - Девять... А надо десять.
 Он открыл крышку запотевшего сосуда, и глаза его округлились:
 - ЧТО ЭТО?!
 Сашка заглянул в лагунок и понял, что в отпуск он уже не едет. Он облизнул пересохшие сразу губы и нагло ответил:
 - Это десятая крыса, товарищ капитан-лейтенант!
 Крик с набором ненормативной лексики был слышен далеко на причале...
 Фрол грустным, умным взглядом посмотрел в сторону спасательного судна. Внезапно глаза его сузились, и он, резко повернувшись, прихрамывая больше, чем обычно, направился к себе на сторожевой корабль N. Там ст. лейтенант Пономаренко уже извелся, его ожидаючи...

                                                                          назад

 

Я теперь, как собака, злая,
Без причины на всех ору...
Ну зачем же тогда зашла я
В "Одноклассники точка РУ"?
Тень сбежавшего, нахрен, счастья
Заслоняет дверной проём.
Я хотела вспороть запястья,
Когда стала читать о нём!
Лучше уж не читала я бы,
А то сердце теперь болит...
Отчего же, скажите, бабам
Так хронически не фартит?!
С той поры я ругаюсь матом,
И бухой ухожу в астрал:
Я ему не дала в десятом...
А он, сука, банкиром стал!..
Я спросил у ясеня, "где моя любимая?"
Ясень не ответил мне, голову склонил.
Я спросил у тополя, "где моя любимая?"…
Ты б еще у тумбочки, идиот, спросил!